Полгода пандемии: почему Россия борется лучше других

Полгода пандемии: почему Россия борется лучше других

Полгода пандемии: почему Россия борется лучше других

Ирина Алкснис
Все материалы

На 1 июля в России выявлено 6556 новых случаев COVID-19, что продолжает устойчивую тенденцию снижения числа заражений. Страна постепенно выходит из режима противоэпидемических ограничений.
Остались в прошлом как общественные страхи первых недель эпидемии, когда был неясен масштаб угрозы, с которой пришлось столкнуться, так и моральная усталость людей от долгого пребывания в четырех стенах ближе к окончанию режима самоизоляции.
И хотя врачи настоятельно рекомендуют не расслабляться, предупреждая о возможности второй волны, текущая ситуация дает основания для подведения определенных итогов — как минимум общественных и государственно-политических.

Ведь эпидемия — это не только медицинская проблема. Это также всегда испытание для общества и государства, проверка на прочность множества систем, а далеко не только здравоохранения. Коронавирус же стал вызовом такого масштаба, с каким человечество не сталкивалось уже очень давно.
На данный момент в мире зафиксировано 10,4 миллиона случаев COVID-19, более полумиллиона человек скончались.
Вклад России в эту печальную статистику: более 650 тысяч заболевших и около 9500 умерших. Страна находится на третьем месте в мире по числу заболевших (а вернее, выявленных случаев инфицирования) и на двенадцатом по количеству жертв. Показатель летальности у нас один из самых низких в мире: около 1,4 процента.
За сухими цифрами скрывается титаническая работа государства. Взять хотя бы сравнительно большое число выявленных зараженных. Это ведь означает в первую очередь эффективность созданной системы диагностики — от изготовления тестов анализов до максимально широкой и плотной медицинской сети, охватывающей население.

Многие европейские страны, где ситуация оказалась наиболее тяжелой, не скрывают, что их катастрофически высокие показатели летальности (Испания — более 11 процентов, Великобритания и Италия — около 14 процентов, Бельгия — почти 16, Франция — свыше 18 процентов) связаны главным образом с отсутствием массового тестирования. А у них этого не было просто потому, что не хватало возможностей и ресурсов.
В разгар эпидемии в российском обществе обрели чрезвычайную популярность дискуссии, сравнивавшие преимущества различных социально-экономических укладов в условиях чрезвычайных ситуаций: что лучше справляется с экстренными обстоятельствами — социализм с его плановостью, директивными методами управления и развитой системой общественного здравоохранения или капитализм с его гибкостью и опорой на частную инициативу?
Коронавирус продемонстрировал полную бессмысленность подобных сравнений.
Соединенные Штаты, оплот мирового капитализма, несколько недель не могли справиться с дефицитом базовых потребительских товаров, включая туалетную бумагу. При этом США действительно очень быстро организовали мощную систему тестирования на COVID-19, но это весьма слабо им помогло в борьбе с эпидемией. Икона же европейского социализма — Швеция — вовсе отказалась от карантинных ограничений, действуя по принципу “пусть выживут сильнейшие”, — и закономерно получила самую мрачную среди соседей эпидемическую картину.

Так что нет, дело вовсе не в социально-экономическом укладе, а в приоритетах общества и государства — и в способности эффективно действовать в чрезвычайных ситуациях, используя все имеющиеся в распоряжении ресурсы и справляясь с многозадачностью.
Эпидемия коронавируса стала очередным доказательством, что Россия это умеет.
В кратчайшие сроки отечественная система здравоохранения переключилась на борьбу с заболеванием, включая строительство с нуля новых больниц. По всей стране многократно увеличилось производство самых необходимых изделий — от простейших средств индивидуальной защиты до ИВЛ, причем не только обеспечили ими себя, но и нарастили экспорт. Параллельно ученые форсировали разработку вакцины и уже вышли на стадию тестирования на людях. Отечественные препараты по лечению вируса также запущены в производство.
Для решения возникающих задач привлекли все возможные силы: от армии до волонтеров. А страна узнала имена новых героев — врачей и медсестер, оказавшихся на передовой борьбы с эпидемией.

При этом соцопросы снова — далеко не в первый раз — подтвердили зрелость российского общества, которое с пониманием отнеслось и поддержало принимаемые меры, хотя это стало непростым испытанием для многих семей и их бюджета. Кстати, ситуация не изменилась и ныне. Исследования показывают, что абсолютное большинство респондентов считает адекватными решения, принятые из-за эпидемии о грядущих вскоре ЕГЭ и сегодняшнем голосовании по поправкам к Конституции.
То же, судя по поступающим данным, справедливо и в отношении самого голосования по поправкам: в обществе есть единство, общество не раскололось. Общество не поддалось ни на одну из провокаций и не повелось ни на одну из предлагавшихся массовых истерий. Общество сохранило мир и получило бесценный результат — спасенные жизни.
В то же время мир наблюдает просто поразительные события за океаном — с продолжающимися массовыми протестами, плавно перетекшими в беспорядки. Все это выглядит сюрреалистичным бредом в свете тяжелейшей ситуации с COVID-19 в США (около 130 тысяч умерших при 2,6 миллиона инфицированных) и катастрофическими прогнозами специалистов, которые обещают увеличение ежедневного прироста случаев коронавируса до 100 тысяч.

Вторая волна эпидемии, которой пугают медики, на глазах становится реальностью именно в Америке — а Россия продолжает наращивать успехи в системной борьбе с коронавирусом.
Правы те, кто видит в этом глубокий символизм и отражение множества иных процессов, охвативших наш мир.
Последние данные о ситуации с COVID-19 в России и мире представлены на портале стопкоронавирус.рф.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню